Главная Вокруг света ::

 

 
Первый частный заказ
 

   
Парк Цитадели, 1875-1881  
Парк Цитадели, 1875-1881  
Уничтожающая критика «безумств» Гауди, нападки прессы не тревожили дона Эусебио. Он неизменно защищал творения своего друга и словом, и делом.

Благодаря крепкой дружбе и всегдашнему согласию с графом, Антонио стал известен в высших кругах столицы, получил других серьезных заказчиков…

Впрочем, — хотя история и не знает сослагательного наклонения, — можно верить, что Гауди не остался бы безвестным и без этой счастливой встречи.

Первый частный заказ он выполнил как раз в ту пору, когда знакомство с графом Гуэлем либо еще не состоялось, либо только что произошло.

Летнюю виллу поручил выстроить недавнему дипломанту Мануэль Висенс, фабрикант стройматериалов. План дома чрезвычайно прост, это нехитрый прямоугольник, — но Гауди снабдил виллу таким количеством пристроек и украшений, что жилище заводчика обратилось в сказочный дворец!

Вдохновение давала мастеру старинная арабская архитектура… Не только стены, башенки и балконы спроектировал Антонио, — сам разработал оконные решетки, ограду сада, выполнил эскизы богатого внутреннего убранства столовой и курительной комнаты… Выстроена вилла из камня и кирпича, украшена разноцветной глазурованной плиткой.

Сильно изменился город с того далекого 1878 года, когда Гауди начал возводить «Каса Висенс», но чудо-дом, увы, теперь лишенный сада, продолжает украшать столичную улицу Каролинес…

 
Проекты, проекты, проекты...
 

Павильон, предназначавшийся для администрации парка Гуэль  
Павильон, предназначавшийся для администрации парка Гуэль  
Дом Мила, «Каменоломня», 1905-1910  
Дом Мила, «Каменоломня», 1905-1910  
Еще будучи студентом, Гауди участвовал в создании иных барселонских чудес. Правда, официально он представал в качестве помощника более маститых архитекторов, но порученные ему части проектов воплощал вполне самостоятельно.

Рука будущей «звезды» видна в причудливых постройках парка Цитадели, в знаменитом тамошнем Каскаде — соединении триумфальной арки и искусственного водопада; в парковых оградах, воротах и «водяном доме», откуда поступала вода для всех гидротехнических затей парка…

Сотрудничество Гауди с графом Гуэлем, столь удивительное и плодотворное, началось со строительства в графском поместье, в округе Гарраф. До наших дней уцелели знаменитые ворота с кованым железным драконом, могучим чудовищем — хранителем усадьбы.

Каждый замысел Гауди можно назвать многослойным, вся глубина символического значения его построек и скульптур открывается не сразу: вот и для того, чтобы правильно «прочесть» надвратного дракона, следует знать и то, что этот мифический гад входит в состав эмблемы Каталонии — сцены боя святого Георгия со змеем; и то, что извивы чешуйчатого тела повторяют очертания созвездия Дракона…

Там же, возле ворот, высятся обложенные затейливой керамической плиткой входные павильоны, где теперь находится Центр исследований творчества Гауди. Раньше эти строения были конюшней, манежем и домом привратника; они увенчаны экзотическими башенками и куполами, напоминающими не то об Индии, не то о волшебных городах из «Тысячи и одной ночи».

Однако, главным и неподражаемым плодом многолетней дружбы аристократа с мастеровым стало здание барселонской резиденции Гуэлей. Дворец издали отличим от других домов, поскольку его кровля буквально уставлена декоративными дымоходами и надстройками вентиляционных отверстий.

Какой-то фантастический окаменелый лес! А в центре «леса» — конус, венчающий купол вестибюля, с блестящим шаром-солнцем и флюгером… Недаром одним из многочисленных прозвищ Гауди было: «вечный ребенок»!

Как и большинство творений мастера, дворец столь же практичен, сколь и пышен с виду. Польза и красота сочетались Гауди в пропорциях тончайших и верных… Огромные входные арки позволяли экипажам легко въезжать и спускаться по винтовому пандусу в конюшни, расположенные под домом.

Просторен главный зал, завершенный куполом с отверстиями, даже днем создающими впечатление звездного неба. Дворец — не храм: но смело поставлен в зале орган — на верхнюю галерею, чтобы музыка лилась, точно из надземных сфер…

Все, от изумительной лепки потолков до колонн сорока разных форм (!), от балконных перил до ручной отделки столовой, до многих предметов мебели, здесь разработано неистощимым Гауди!..

В 1984 году, наряду с парком Гуэль и домом Мила, решением ЮНЕСКО дворец Гуэль был объявлен достоянием человечества. Более высокой чести никакие рукотворные памятники не удостаиваются…

Несмотря на всю «светскость» своих первых строений, Антонио скоро стал известен, как архитектор глубоко верующий, мечтающий возводить храмы. Еще не была завершена работа над дворцом барселонского благодетеля, когда к мастеру обратилась католическая церковь.

Ему предложили завершить брошенное предыдущим архитектором здание колледжа Сестер ордена Святой Терезы. Орден дал обет бедности, средства его были весьма скудны: но Гауди сумел и эту скудость превратить в изысканный, строго-утонченный стиль! Длинное пятиэтажное кирпичное здание отнюдь не роскошно, его украшают лишь скромные арки, гербы ордена да башенки с крестом…

Следующей работой по заказу церкви, на сей раз в лице земляка Гауди, уроженца Реуса, — епископа Грау, стал новый епископский дворец в Асторге, в провинции Леон. На осуществление такого проекта требовалось разрешение академии изящных искусств в Мадриде; своенравный, упрямый каталонец отстаивал буквально каждый штрих в своих чертежах…

Затем к проекту начало придираться высшее испанское духовенство. Пока был жив епископ, Гауди еще удавалось поставить на своем. Но после смерти Грау в 1893 году архитектора буквально затравили поправками.

Он сгоряча бросил работу и не возвращался к ней даже тогда, когда его, уже прославленного, попросил об этом очередной епископ в 1905-м. Дворец окончен другим зодчим. От Гауди сохранился его общий облик, напоминающий о средневековых замках, — круглые башни, контрфорсы; светло-серые стены строги, скромны и отлично сочетаются с суровой местностью…

 
В Барселоне гений «позабавился»
 

Дом Батло, 1904-1906  
Дом Батло, 1904-1906  
Список «светских» построек мастера можно продолжать долго, Антонио быстро вошел «в моду» у толстосумов и не выходил из нее до конца жизни.

Так, в городе Леоне, по заказу текстильных коммерсантов Фернандеса и Андреса, он соорудил великолепный четырехэтажный дом с конторами, магазинами, апартаментами владельцев и квартирами для сдачи внаем; то ли по желанию заказчиков, то ли по собственному капризу «вечный ребенок» уподобил центр торговли замку с мощной кладкой, готическими окнами и фигурой святого Георгия, поражающего дракона.

В Барселоне гений «позабавился» строительством дома для вдовы промышленника Кальвет-и-Карбонель: здесь ему было угодно применить формы вычурного барокко, с обильным декором, и лично взяться за массу мелочей, включая скульптуры, предметы дубовой мебели, дверные ручки и молоток при входе (!).

Даже деревянный лифт с кованой решеткой здесь говорит о громадной силе воображения Гауди…

Мастер оставил нам на холме, господствующем над столицей, небольшую виллу в виде готического замка — дом Бельесгвард, славный витражами сложной звездчатой формы; на проспекте Грасиа — совершенно фантастический дом Батло, с волнистой чешуйчатой крышей наподобие гигантского змея и башней в виде копья, вонзающегося в драконье тело (все тот же патриотический символ!), с балконами, похожими на карнавальные маски, и плиточной облицовкой богатейшей цветовой гаммы, от бело-голубой до насыщенно-синей.

На том же проспекте выстроил он новый дом для коммерсанта Мила-и-Кампс, сразу же получивший прозвище «Педрера» — Каменоломня, ибо напоминает «Каса Мила» не какое-либо из людских сооружений, а могучую скалу с вырезанным в ее толще пещерным городом…

Не забывал Гауди и о своем первом и главном меценате, доне Эусебио Гуэле: парк Гуэль, строительство которого заняло пятнадцать лет, стал городским садом, туристской жемчужиной Барселоны и, по решению ЮНЕСКО, достоянием человечества.

Там мы тоже увидим образцы смелости художника, его нежелания считаться с общепринятым: громадного дракона на развилке пышно украшенной лестницы, дома и павильоны, похожие на гребнистые раковины, знаменитые колонны зала Гипостиль, пешеходную дорожку под сводами, будто вырастающими из скалы...

читать дальше>>

    Rambler's Top100