Китай. От «Корефана» до «Хеллоу»



Китай. От «Корефана» до «Хеллоу»

Часть 1. Суйфунхе

Заметка первая (короткая), упреждающая и разъясняющая

Поэтому, прежде всего, официально предупреждаем: не стоит искать в этих заметках ни уголовной романтики, ни исследований жаргона, ни восхвалений западного – или восточного – образа жизни. Это просто рассказ об одном из популярных туристических маршрутов по Северному Китаю, который обычно пролегает через три китайских города – Суйфунхе, Харбин и Пекин.
Так вот, в Суйфунхе иностранцев приветствуют обращением: «Корефана!», в Пекине – «Хеллоу!»

Заметка вторая, в которой авторы занимаются самооправданием

Мы прекрасно понимаем, что тема наших посильных трудов не самая актуальная – у «руссо туристо» Китай не столь популярен, как Кипр или Анталья.

Несмотря на то, что Китай входит в десятку самых посещаемых россиянами стран мира, все-таки отдыхать в Поднебесную империю наши соотечественники ездят довольно редко. Абсолютное большинство «туристов» в Китае в поте лица своего трудятся, дабы обеспечить себя хлебом насущным, а Родину – дешевыми китайскими товарами.

Между тем в последние годы ситуация стала несколько меняться, и в Китай все чаще и чаще ездят отдыхать.

Причины понятны: туристическая инфраструктура в Китае вполне на уровне мировых стандартов (неслучайно первенство по количеству иностранных туристов, посетивших Китай, принадлежит таким развитым странам, как Германия и США, которые опередили даже соседние с Китаем Японию и Корею); уровень сервиса здесь зачастую выше, чем в Европе и США, – сказывается высокая безработица, и обслуживающий персонал готов вывернуться наизнанку; наконец, в Поднебесной каждый может найти себе отдых по душе и по карману, например, пообедать в ресторане можно и за 3, и за 3000 долларов.

Но основной козырь Китая – это, конечно же, экзотика и разнообразие. И Европа, и Северная Америка, и Австралия, столь полюбившиеся нашим туристам, – все-таки различные варианты европейской культуры. Все они в той или иной степени унифицированы, и, как это ни грустно, часто похожи.

А Китай – это не страна. Это цивилизация.

Он принципиально иной, там все свое, китайское, начиная от палочек для еды, заменяющих европейские вилки, ложки и ножи вместе взятые, и заканчивая своими собственными представлениями о добре и зле, прекрасном и уродливом – короче говоря, своей собственной, весьма отличной от европейской, системой ценностей.

НО! Как любая цивилизация, Китай самодостаточен, и чужому не просто понять эту страну. И, боюсь, даже русскоязычный гид не решит этой проблемы.

Дело в том, что, как правило, экскурсионную программу должна обеспечивать принимающая сторона (естественно, китайская). НО!

Первое. Оказалось, что среди почти полутора миллиардов китайцев индивидуумы, которые бы сочетали в себе знание русского языка и китайской истории и культуры, практически отсутствуют или, по крайней мере, турфирмам о них ничего не известно.

Поэтому в лучшем случае экскурсия сведется к тому, что вам зачитают по бумажке наспех переведенную страничку из энциклопедии. Вопросы по теме экскурсии задавать не рекомендуем.

Ваш экскурсовод упрется взглядом в ту же бумажку, всем видом демонстрируя, что там про это ничего не написано.

Второе. То, что вам прочитают, будет КИТАЙСКОЙ версией событий, которая не всегда совпадает с российской, а иногда и с общемировой. Например, рассказ китайца о возникновении города Харбин способен вызвать обширный инфаркт у любого российского историка. И третье, главное.

Мы с китайцами ОЧЕНЬ разные, поэтому многое из того, что европейцу покажется диковинкой, китаец вам просто не сообщит, так как эти факты для него обыденны и «это и так всем известно».

Не всегда могут помочь и путеводители. Как правило, из них можно узнать очень много о достопримечательностях той или иной страны, но очень мало про саму страну. А если вы не почувствуете дух страны, то все эти архитектурные памятники так и останутся для вас упорядоченной грудой камня, дерева и металла.

Именно поэтому мы попытались не увлекаться подробнейшими описаниями исторических памятников, парков, развлекательных центров, магазинов и рынков, а больше стремились помочь вам понять то, что за этим всем стоит – одну из величайших цивилизаций планеты Земля, которая именуется «Китай».

 

Мы частенько вспоминаем свое первое возвращение из Китая. С нами в вагоне ехала бригада «челноков» под предводительством матерого ветерана челночного бизнеса.

Мы курили в тамбуре, и одна женщина, которой только что на таможне нахамили чиновники, громко ругала китайцев и Китай, поминутно повторяя, что больше сюда ни ногой. Прокаленный южным солнцем предводитель рыцарей баулов абсолютно бесстрастно все это выслушал, затушил сигарету и будничным тоном изрек: «Поедешь. Это ты сейчас так кричишь, а полгода пройдет – и поедешь. Китай просто так от себя не отпускает».

И в этом мы вскоре убедились.

Китай очень разный, и, наверное, у каждого свой Китай. Нам бы очень хотелось, чтобы у вас в памяти Поднебесная империя осталась не страной, в которой очень жарко, пыльно и скучно, не страной дешевых товаров низкого качества и галдящего населения невероятной численности.

Наверное, для этого мы и писали эти заметки, в которых попытаемся рассказать о стране, где в качестве домашних животных держат сверчков, где уже почти никого не хоронят, где, возможно, скоро уже никто не сможет начать фразу словами «Мой брат...» и о многом-многом другом.

 

В буддистском храме 
  
Заметка третья: сборы. Итак, все сомнения позади - мы едем в поднебесную

Китай очень велик, и турфирмы предлагают достаточно большой выбор маршрутов – от г. Суйфунхе на севере до о. Хайнань на юге.

Здесь все зависит от того, какими деньгами вы располагаете и от того, что вы ждете от путешествия.

Поэтому определите четко – какого рода отдых вам нужен, от чего вы получите максимум удовольствия от общения с природой, осмотра достопримечательностей или от прогулок по базарам и супермаркетам.

Не лукавьте перед собой – понятно, что все мы высококультурные люди, любим музыку Шнитке, читаем исключительно Набокова, фильмы смотрим Гринуэя, но отпуск только раз в году, поэтому повторим призыв: выбирайте тот вид отдыха, который приведет к получению удовлетворения морального и материального.

Если вы хотите просто подешевле одеть-обуть семью, попробовать китайскую кухню и постричься в китайской парикмахерской, то вас вполне устроит любой китайский город.

Если вам для счастья нужно синее море и белый песок, то отправляйтесь на Хайнань, если красоты природы – то в Тибет. А если хотите увидеть весь Китай «в одном флаконе», то последуйте вслед за нами по маршруту Суйфунхе – Харбин – Пекин.

Традиционно бархатным сезоном в Пекине считается сентябрь – октябрь и апрель – май: не так жарко. Однако Пекин хорош и в летние месяцы – отдыхать мы привыкли летом, мы сами все время посещали Пекин в августе и особых неудобств не испытывали: погода вполне пристойная даже для нас, северян. И очень важно то, что летом туристов из других стран в Пекине намного меньше, но об этом позже.

При сборах не увлекайтесь и помните, что вы отправляетесь не в автономное кругосветное плавание. Одежды берите минимум, и это не общераспространенный призыв. Мы не знаем ни одного туриста, который бы ничего не купил в Китае – стране самого дешевого текстиля.

К концу путешествия у вас будет гардероб едва ли не больше того, который остался в России. Так что оденетесь на месте. Летом в Пекине гораздо жарче, чем в родных пенатах (мы живем во Владивостоке), поэтому из вашего летнего гардероба берите все самое легкое.

Важный момент – с глаженьем вещей в китайских гостиницах есть определенные проблемы, о которых мы расскажем далее, поэтому лучше берите вещи, которые глаженья не требуют.

Китай – это не исламское государство, и к вольностям в одежде там относятся спокойно. Вы не оскорбите ничьей нравственности ни шортами, ни декольте, ни глубокими разрезами, может быть, на вас будут пялить глаза, но это все равно произойдет с неотвратимостью вечернего заката солнца, поэтому не комплексуйте и одевайтесь так, как вам нравится.

Обувь берите самую удобную, так как во время экскурсий вам придется много ходить. Имейте в виду, что обувь в Китае купить гораздо сложнее, чем одежду. В экстренном случае, особенно если у вас большой размер ноги, вы, несмотря на обилие магазинов, можете искать ее долго и очень долго.

О лекарствах. Их взять необходимо, так как в китайских аптеках пополнить запасы самостоятельно будет затруднительно – вряд ли вы знаете, как по-китайски называется аспирин.

Но, с другой стороны, лекарств берите немного и только самые необходимые – могут быть проблемы на таможне. Особое внимание обратите на активированный уголь, фестал, энзистал и пр. Пардон за прозу, но у некоторых из-за смены привычных пищи и воды, а то и просто от незнакомых китайских специй, начинаются проблемы с желудком.

Косметика и парфюмерия. Женщины без нее все равно не обойдутся, хотя, путешествуя, косметикой можно вообще пренебречь (вы отправляетесь не на раут и даже не на работу, и если хотите, чтобы отдых был полным, то идея на время избавить себя от ежедневного ритуала нанесения боевой раскраски ирокезов может понравиться некоторым женам и всем без исключения мужьям – это экономия времени (!), денег (!), а для некоторых еще и уменьшение веса вашей поклажи минимум наполовину), но, рискуя навлечь на свою голову проклятия по поводу столь беспардонного отношения к святыням, оговоримся, что некоторые предметы культа действительно могут огорчить таможню и вас вместе с ней.

Не советуем брать что бы то ни было в аэрозольных баллончиках, таможня может быть против.

Пополнить запасы косметики в Китае может оказаться затруднительным, так как европейская косметика, та, что продается в бутиках Ив Сен-Лорана, Версаче или Кензо, стоит соответственно (много дороже, чем в России), может быть, потому, что «Диор» бангкокского розлива в Китае – такая же редкость, как «Агдам» калужского, хорошая косметика делается действительно «там», где ей и положено делаться, а потому покупать косметику в Китае рекомендуем только в виде «неотложной помощи».

Как ни странно, но подделка знаменитых торговых марок в Китае на косметику как-то не распространилась, во всяком случае на описываемом маршруте. Китайская же косметика дешевле, но хуже, да и вряд ли российские модницы разбираются в ней.

Ну и, конечно же, какая поездка без фотоаппарата, лучше со встроенной вспышкой? Не вздумайте брать с собой в Китай фотопленку, она там продается на каждом углу за какие-то смешные деньги.

Отпечатать фотографии советуем в Китае, это очень дешево и весьма качественно. Постарайтесь, по возможности, взять видеокамеру, многие исторические места отличаются своими размерами и без панорамных съемок их образ запечатлеть довольно сложно. Обязательно возьмите блокнот и ручку, зачем – объясним потом. Вот, пожалуй, и все.

  
  
Заметка Четвертая. Таможня

Если вы уже покидали пределы родных палестин, то особых сложностей с таможней у вас быть не должно...

Мы имеем в виду – с российской таможней. Не набирайте с собой оружия, наркотиков, икон Рублева и Феофана Грека – и все должно пройти более-менее благополучно.

А вот ситуация с прохождением китайской таможни во многом зависит от вашего везения.

Дело в том, что отношения между российской и китайской таможнями напоминают отношения СССР и США времен «холодной войны», когда периоды мирного сосуществования и эскалации международной напряженности сменяли друг друга.

У нас, например, в период разрядки китайский таможенный досмотр личных вещей ограничился приветливой репликой бабульки в таможенной форме: «Кушать есть?»

После секундной паузы, заполненной изучением наших растерянных физиономий, страж китайской границы снисходительно разъяснила: «Колбаса есть?» (помимо всего прочего, в Китай запрещено ввозить продукты питания). На наше чистосердечное «Нет!» последовал взмах рукой: дескать, проходите, милые...

Но периодически случаются обострения отношений, как правило, после того, как какая-то из таможен обнаруживает действительно неприятные неожиданности (как, например, товарную партию эфедрина, который в Китае продается практически без ограничений, к вящей радости наших наркоманов).

После этого российская таможня начинает шерстить зарубежных гостей по полной программе. Ответные меры не заставляют себя ждать, и на другой стороне границы китайские таможенники едва ли не вытряхивают наших туристов из нижнего белья.

Но активная деятельность довольно быстро надоедает и тем и другим, и вскоре вновь наступает период добрососедства.

Забавно, что русский турист в любом случае – первый в очереди на российской стороне и априори второй на стороне китайской.

На железнодорожном переходе Гродеково, например, китайцев, пытающихся пройти таможню, встречают приветливыми криками: «Куда претесь, еще русские не все прошли!» И подданные Поднебесной за 15 минут до отправления поезда «ласково» наблюдают за лениво тянущимися «руссо туристо».

Впрочем, без особой злобы. На Той Стороне они возьмут свое. Поэтому при выгрузке из поезда в Суйфунхе имейте в виду – чем скорее ваша группа ворвется в двери, тем лучше для вас. Пока сыны и дочери Великого Китая вальяжно шествуют на таможню, русских выстраивают в очередь в колонну по одному.

И устроившись друг другу в затылок и заполнив этими колоннами весь зал, посланцы империи Российской долгое время наблюдают за возвращающимися на Родину китайцами, которые, снисходительно поглядывая вокруг, неторопливо шествуют на таможню.

Но наконец все формальности позади, и вы становитесь полноправным зарубежным гостем Китайской Народной Республики.


 
  
Заметка пятая. Размышления о китайском населении

Первая мысль, которая приходит в голову европейцу, попавшему в китайский город, примерно такая: «Господи, как их много!» Да, уважаемый читатель, вы попали в страну, где проживает каждый четвертый землянин.

Население Китая огромно и трудноисчислимо: по официальным данным на июль 1992 года в Китае проживало 1 169 619 601 человек (без Гонконга, Тайваня и Макао).

Однако многие считают, что официальные цифры отражают желаемое, то есть стремление правительства удержать количество населения в рамках 1,2 млрд. человек. По разным оценкам, действительное количество жителей КНР уже давно превысило 1,5 млрд., хотя этому есть только косвенные подтверждения.

Но миллиард с небольшим — это просто абстрактная цифра. Чтобы понять, что за ней стоит, приведем только один пример. Ежедневно в Китае появляется на свет более 60 тысяч новых граждан КНР, то есть каждые две недели Китайская Народная Республика обретает новый миллион (!) подданных.

Первые 20 лет существования Народной Республики росту населения не придавалось большого значения. И зря. Первый пик роста населения пришелся на период с 1950 по 1957 год.

Тогда за семь лет население Китая увеличилось более чем на сто миллионов человек, с 542 до 647 миллионов. Второй период был еще серьезней – с 1962 по 1973 год население выросло почти на 250 миллионов. В 1964 году 40,7 процента населения Китая были детьми в возрасте до 14 лет.

Положение стало просто угрожающим, и с 1971 года в стране ведется политика ограничения рождаемости, закрепленная в Конституции КНР в статье 25, основной принцип которой звучит так: «Одна семья – один ребенок».

Он дополняется поощрением поздних браков. Официальный возраст вступления в брак для китайцев: 20 лет для женщин и 22 года для мужчин. Однако, устанавливая такие стартовые величины, закон тут же оговаривает, что государством поощряется политика более позднего вступления в брак и, соответственно, более позднего рождения детей.

Так, практически невозможен студенческий брак, считается, что молодые люди должны сконцентрироваться в первую очередь на учебе. Примерно такая же ситуация на предприятиях. Необходимо разрешение начальства на брак.

При рождении второго ребенка применяются различные санкции – лишение семьи всех пособий, положенных при рождении первого ребенка, отказ в предоставлении детского сада, критика на рабочем месте, административные взыскания, штрафы и даже увольнения.

Государством ведется пропаганда поздних браков, подводится теоретическая база под утверждения о том, что «поздние» дети опережают в своем развитии «ранних», что поздние браки крепче ранних, что создание семьи требует достаточной социальной зрелости и самостоятельности будущих супругов.

С другой стороны, интересна следующая тенденция: в крупных городах, где уровень жизни намного выше, чем в сельской местности, многие семьи сами не стремятся заводить второго ребенка – налицо отход от традиционных представлений – «чем больше детей, тем лучше».

В сельской же местности (где проживает около 80 процентов китайского населения), помимо законодательных препонов, существуют объективные – избыток рабочих рук в деревне. В деревнях, тем не менее, контролировать рождаемость намного труднее, да и способов воздействия на непослушных меньше, поэтому прирост продолжается.

Кстати, политика ограничения рождаемости мало того, что не решила полностью проблемы перенаселения, еще и породила новые проблемы.

Это и психологические проблемы для девочек – в Китае, как и во многих восточных государствах, семья до рождения мальчика-наследника считалась неполной, и девочка, если она одна в семье, растет с «врожденным» чувством вины.

Но самая большая проблема – китайцы оказались психологически не готовы к переходу от многодетных семей к «одночадным», где вокруг единственной семейной «драгоценности» бегают и хлопочут все многочисленные родственники.

В результате многие китайские педагоги давно уже бьют тревогу – в Китае растет «поколение эгоистов», привыкших, что весь мир вертится вокруг них, любимых.

Причем детей в Китае любят всех – и своих, и чужих. Нам вспоминается одна сценка в китайском поезде: пятилетний карапуз важно шествовал чистить зубы, не обращая ни малейшего внимания на очередь к умывальнику.

Но все (!) стоящие в очереди люди провожали его настолько умиленными взглядами, что после этой сцены для нас крайне сложно было «бросить камень» в эту обделенную детьми нацию за «разбалованное поколение».

Но мы немного отвлеклись. Для нас знакомство с Китаем началось с города Суйфунхе, который русские туристы запросто именуют «Сунькой». О нем и поговорим.

 

 

 


Заметка шестая: «Сунька» как зеркало русской культуры

Своим возникновением и существованием Суйфунхе обязан строительству КВЖД, благодаря которой город стал связующим звеном между Китаем и Россией.

В начале века Суйфунхе считался третьим по значительности городом на северо-востоке Китая и был административным центром провинции Хэйлунцзян. Экономическое благосостояние города во многом зависело от торговли.

Однако с началом культурной революции город утратил не только все выгоды, связанные с географическим положением – приграничного торгового города, – но и сам статус города, получив взамен гордое звание – «коммуна», деревня то есть, и вплоть до 80-х годов он был обычной китайской деревней.

Все резко изменилось после принятия закона о приграничной торговле, возобновившейся в 1982 году, а в 1988 году правительство Хэйлунцзяна объявило Суйфунхе «экспериментальным районом расцвета приграничья с помощью торговли».

В Суйфунхе потоком потянулись «муравьи свободной торговли России» – челноки. Город оказался точкой слияния двух потоков, мощность которых все нарастала – русских денег и дешевых китайских товаров.

Торговля пошла успешно, и забытый полустанок в 1992 году стал «городом приграничной открытости государственного уровня». Такова краткая история взлета и расцвета города, который в путеводителе по провинции Хэйлунцзян, изданном в КНР в 1989 г., вообще не был обозначен.

Суйфунхе – это город, который вырос на русских и для русских. И если бы в Китае придерживались нашей традиции ставить памятники основателям города, то, по справедливости, на главной площади Суйфунхе должна была бы возвышаться 20-метровая бронзовая фигура «челнока» с бронзовым «напузником» на крепкой талии и с четырьмя поражающими воображение сумками в руках.

Ни в коем случае не судите о Китае по Суйфунхе! Это не китайский и не русский город. Это пограничье, коридор между цивилизациями, «междумирок».

Он отражает нас, как кривое зеркало, запечатлевшее худшие черты обоих народов. Тамошних жителей мы развратили абсолютно и безальтернативно, поэтому часто сервис там, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

И если русский сервис мы всегда ругали за «ненавязчивость», то в Суйфунхе ситуация обратная. Скорее всего, в «Суньке» Поднебесная встретит вас в виде чернявого субъекта, который первым делом заявит вам, что он «помогайка» и будет носить ваши сумки, причем ваше мнение его интересует мало.

Здесь главное – мягко, но настойчиво объяснить товарищу, что вы прибыли в город не для того, чтобы через день отбыть обратно в компании с набитыми под завязку пятью сумками, в которые можно запихнуть слона, и в помощи при переноске тяжестей не нуждаетесь.

Впрочем, к только что прибывшим туристам «помогайки» настроены довольно добродушно и быстро отстают. Но на обратном пути – берегитесь! При одном виде большой сумки «помогайка» вцепится в вас бульдожьей хваткой и оторваться от него будет очень сложно.

 

  
  

Радостей местного сервиса довольно много – это и национальный суйфунхеский вид спорта «борьба с помогайкой за свою сумку»; и номер, предложенный вам в том же состоянии, в каком его оставила предыдущая группа «руссо туристо»; и неприкрытое хамство и вымогательство чиновников; и китайские торговцы, речь которых обильно пересыпана теми русскими выражениями, которые знают все русские, но которых не встретишь ни в одном словаре; и прочие прелести, живо напоминающие родные пенаты.

В Харбине, и особенно в Пекине, всего этого вы будете лишены.

Но ни в коем случае не нарывайтесь! Суйфунхе – это не то место, где русский человек «проходит как хозяин».

Несмотря на всю «русскость» этого города, это все-таки Китай, и вы там гости, следовательно, вести себя следует соответственно.

Даже если хозяева ведут себя по-свински (а такое, к сожалению, в этом городе не редкость).

Да, благосостояние подавляющего большинства местных жителей держится на русских.

Однако никакой благодарности за это они к нам не испытывают, и немало для этого сделали сами русские: в конце концов, крыть собеседника семиэтажным матом китайцев обучили явно не преподаватели факультета русского языка Харбинского университета.

Суйфунхе – это не самый лучший китайский город, но было бы несправедливо сказать, что ничего хорошего вас в «междумирке» не ждет. Отнюдь!

Плюсы Суйфунхе. С разной степенью владения языком по-русски говорят почти все жители, от мала до велика (Суйфунхе – один из четырех пограничных городов, где изучение русского языка в школе обязательно для всех).

Это счастье вы оцените позже – в Харбине и Пекине. Почти все вывески в городе (вплоть до вывески «Венерический диспансер») написаны на русском языке, но с грамматическими ошибками; дешевая и вкусная кухня, многочисленные и дешевые парикмахерские, фотосалоны, бани и прочая; нет проблем с поиском рынков – кроме них, в городе почти ничего нет.

Несколько слов о местных жителях. Тесное общение с русскими довольно сильно отразилось на них.

Во-первых, нигде в Китае мы не встречали столь развитого вольнодумства, как у жителей Суйфунхе. Это явный результат ежедневного общения с россиянами, которые в постреформенные времена из всех заведений демократии лучше всего прониклись свободой слова, правда, понимая ее как возможность беспрепятственно говорить, что думаешь, а не думать, что говоришь.

Поэтому в общении с иностранцами жители Суйфунхе абсолютно раскованы и согласны трепаться на любые темы.

И еще один забавный штрих. Нигде в Китае нам не встречалось такого количества симпатичных молодых девушек на квадратный километр, как в Суйфунхе.

Во-первых, китаянки с севера более соответствуют европейским канонам красоты, нежели южанки (они выше, с более классической фигурой и т. п.).

Во-вторых, каждодневные связи с «челноками», среди которых женщины составляют абсолютное большинство, привели к тому, что молодые жительницы Суйфунхе совсем неплохо пользуются косметикой и одеваются с таким вкусом, который и не снился даже пекинкам.

Достопримечательности Суйфунхе. Но что под этим словом понимать? Если это какие-то памятные места, то достопримечательностей в городе не густо – памятник воинам-освободителям, расположенный рядом с вокзалом, несколько зданий российской и японской постройки, парк, расположенный довольно далеко и ничем особым не примечательный, живописное водохранилище в десяти минутах езды от центра, небольшой буддийский монастырь.

Но если под достопримечательностями понимать все то, чем этот город уникален, то здесь Суйфунхе есть чем похвастаться. Самая главная и единственная достопримечательность города – торговля с эпицентром на всем известной площади.

Суйфунхе – это город-рынок. По сути, все население города делится на продавцов (постоянное, китайское) и покупателей (временное, русское). Поэтому не стоит удивляться тому, что вас будут воспринимать исключительно как потребителя.

Заранее настройтесь на то, что вашу прогулку по городу с периодичностью в две минуты будут прерывать криками: «Корифана, ехать нада?» многочисленные мото- и велорикши. Все сидящие возле своих лавок, ресторанчиков, парикмахерских владельцы и сотрудники будут всеми силами зазывать вас вовнутрь.

А если вы забредете на один из многочисленных крытых многоэтажных рынков (а не забрести вы туда не сможете), то серьезно рискуете остаться тугоухим на всю жизнь от криков: «Корифана, трусы (джинсы, очки, рубашки, сумки, игрушки – конца этому списку не будет...) нада!!!»

Это уже не вопрос, это утверждение, и только врожденная жадность мешает вам воспринять столь априорную истину о том, что 50 пар теплых колготок вам жизненно необходимы. По крайней мере, по мнению продавца это именно так.

Отдохнуть от зазывных криков, которые по децибелам дадут фору реактивному самолету на взлете, мы смогли в одном-единственном месте.

Оно называлось «Магазин государственных товаров» и было украшено лозунгом на русском языке: «Государственные товары отличаются высоким качеством».

В магазине был исключительно бедный ассортимент, НИ ОДНОГО покупателя и три продавца, два из которых откровенно спали в самом прямом смысле, а на лице бодрствующего третьего уныло и явственно было написано: «Настоящая жизнь проходит мимо меня». Но не судите о государственных товарах по этому магазину! Впрочем, и об этом чуть позже.

 

 

 


Заметка седьмая. О китайской валюте и правилах поведения при покупке

В Китае вам придется отказаться от усвоенного, как «Отче наш», тезиса о том, что 100 долларов – это всегда 100 долларов. Ни на какие валюты, кроме собственной, китайцы практически не реагируют. Поэтому вам придется менять свои доллары (рубли интересны менялам только в Суйфунхе и в других пограничных городах) на юани. О них и речь.

Национальная валюта КНР – юань. Купюры достоинством 1, 2, 5, 10, 50 и 100 юаней будут вашими основными средствами платежа, в хождении монета достоинством в 1 юань.

К сожалению,  могут встретиться и фальшивые купюры, и хорошо, если вас нагреют только на 10 юаней. В настоящее время юань един и неделим, так как с 1994 года упразднен конвертируемый собрат – валютный юань, придуманный в свое время для обдирания глупых иностранцев.

Существуют и более мелкие составляющие юаня. 1/10 юаня официально называется «цзяо» (это видно из латинской транскрипции на купюре или монете) и существует в достоинствах 1, 2 и 5 (как купюры, так и монеты).

Более распространено, впрочем, неофицальное название «мао», встречающееся на письме. Затрудняемся пояснить происхождение такого разночтения, но вряд ли второе название имеет какое-то отношение к имени «великого кормчего», для написания имени которого используется тот же иероглиф (в нарицательном употреблении он означает «шерсть» или «волосы».

Хотя, признаем, наша «капуста» тоже  имеет мало отношения к официальным наименованиям денежных знаков).

Кстати, то же «мао» используется в разговорном  языке для обозначения русских, которых китайцы помимо общеупотребительных для иностранцев «лаовай» или «вайгожэнь», именуют «лаомаоцзы» или «лаомао», что может быть переведено, как «волосатики», «мохнатики» ну и далее как угодно.

Хотя в прозвище нет, казалось бы, ничего такого, задевающего честь и достоинство (по крайней мере, мужского), тем не менее китайцы избегают эти обращения в присутствии понимающих по-китайски россиян.

Прозвище же закрепилось за русскими еще в прошлом веке (а возможно, и ранее), что и поясняет употребление именно иероглифа «шерсть», когда, в отличие от выбритой, как коленка, Европы, появившиеся в Китае казаки (и не только) поражали жидкобородых аборигенов обильной растительностью на лице.

Кстати, еще одно зловещее слово: «хунхуз» – бандит, грабитель – увы, восходит к нашим землякам-казакам. «Хун-ху-цзы» – дословно «краснобородый»; видимо, светлые бороды сильно удивили брюнетов-китайцев. Но – назад к деньгам.

1/10 цзяо (или мао) называется «фэнь» или «фынь». (Русская транскрипция не в состояниии точно передать звучание гласного, который произносится, скорее, как нечто среднее между «э» и «ы»; то же мы часто встречаем в разном написании названия главной площади Китая – «Тяньаньмынь» (она же Тяньаньмэнь) или более близкого русскому сердцу Суйфыньхе (он же Суйфэньхе).

 

  
  

Еще несколько лет назад на несколько фэней можно было купить коробок спичек.

В настоящее время нам неизвестно ни одной вещи, стоящей меньше чем 1 мао, хотя цены в магазинах порой выставляются с фэневым остатком, типа – 3,25 юаня.

В таком случае вы получите на сдачу монетки в 1, 2 или 5 фэней и вместе с ними головную боль в виде бренчания в карманах без перспективы от оного когда-либо избавиться.

Раньше на сдачу можно было получить фэни и в виде малюсеньких купюр, больше похожих на фантики, чем на деньги, однако с некоторых пор в обиходе остались только невесомые монетки.

Если вы достаточно терпеливы, бережливы и любите полные карманы всякой ерунды, можете склеить скотчем 10 таких монеток и получить 1 мао, сбагрив его потом шипящему от брезгливости водителю такси.

Такая же процедура применима и к мао, которые при купюрном варианте можно свернуть в треугольнички и так же филантропски разбрасываться ими на каждом шагу.

Если вы едете с группой, то обычно обмен денег обеспечивает принимающая сторона, вызывая в гостиницу «менялу», с которым постоянно работает. Пренебрегать этой процедурой не стоит, так как совершенно не обязательно, что у вашего переводчика будут знакомые менялы и в Харбине, и в Пекине.

Однако не советуем и сразу переводить в юани все доллары, которые вы с собой захватили. Дело в том, что юань не является свободно конвертируемой валютой, и поменять юани обратно на доллары (гульдены, шекели и прочие гривны) можно только:

1) покидая страну;

2) если в месте вашего «покидания» имеется отделение банка;

3) если вам повезло настолько, что это навсегда закрытое отделение вдруг по чьей-то халатности окажется открытым;

4) если вы благоразумно сохранили справки, выданные вам в пунктах обмена и подтверждающие, что именно там вы оставили свои полновесные баксы и теперь жаждете вернуть то, что от них осталось (от менялы, естественно, вы можете получить только одну справку – о вашей умственной неполноценности, да и ту вам выдадут в устном виде и на китайском языке).


В отличие от утомительного процесса обратного обмена, обмен долларов на юани в официальном обменном пункте прост, быстр и приятен.

Вы заполняете маленькую справку (именно ту, которая потом может вам понадобиться при выезде), расстаетесь со своими, скажем, 100 долларами, и получаете взамен 807 юаней и жменю мао. Размер жмени регулируется банком КНР и называется «колебанием обменного курса».

Есть, впрочем, места (обычно это рынки с ориентацией на иностранную клиентуру), где вы можете выжать из своих 100 долларов 825, 830 или даже 840 юаней. Это «черный» курс, колеблющийся в зависимости от многих факторов и являющийся косвенным индикатором реальной ценности юаня.

 

Там вы можете рискнуть и попытаться обменять валюту самостоятельно. Торг при обмене неуместен – вам говорят курс, вы говорите: «Боже мой, какой низкий», получаете деньги, пересчитываете их тщательно (постарайтесь заодно хотя бы поверхностно проверить их на подлинность, не передавая их никому в руки), убираете подальше и только после этого, обязательно только и непременно после этого, расстаетесь со своими «In God we trust»1.

Вы уже догадались, что вас могут «кинуть». Примите это на веру и не спрашивайте – как. Это, как говорят в умных книжках, предмет отдельного исследования, которым мы заниматься не станем.

Скажем только, что жалкий набор дешевеньких трюков Дэвида Копперфильда был бы осмеян ловкими рыцарями ордена «деньги ваши – будут наши» (один из наиболее грубых – когда русский турист производит впечатление настолько непрошибаемого «лоха», не знающего о Китае ничего, кроме того, что такая страна существует, ему могут всучить вместо юаней мао, которые тоже имеют бумажные эквиваленты).

Если уж вы непоколебимо решили извлечь из своих долларов максимум выгоды, то:


1) не меняйте деньги у уличных менял, найдите какую-нибудь лавчонку;

2) получив деньги, не давайте их обратно для якобы пересчета, не выпускайте деньги из рук;

3) не соглашайтесь получить обратно свои доллары, если после обмена китаец настаивает, что они фальшивые: обмен закончен и надо было думать раньше, тем более если вы абсолютно уверены в подлинности вашей валюты. Постарайтесь выбраться в людное место, если от вас не отстают – пригрозите полицией;

4) попросите вашего переводчика поприсутствовать при обмене валюты и проверить ее подлинность;

5) плюньте на все вышесказанное и меняйте деньги в банке.


Обменяв валюту, надо что-то с ней делать, поэтому вперед – на рынки!


В избранное (0) | Ссылка на статью | Просмотров: 15929 | Версия для печати

Добавить комментарий
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.