Китай. От «Корефана» до «Хеллоу» 2

 Великая Китайская стена
Великая Китайская стена

 

Китай. От «Корефана» до «Хеллоу»

Часть II. Харбин

Заметка восьмая: о поездах с китайским лицом

П
режде всего — билеты на китайский поезд взять не сложно, а очень сложно. Общий уровень жизни в Китае заметно уступает нашему, поэтому путешествие на самолете — удел исключительно «новых китайцев».

Основная нагрузка по междугородним перевозкам многочисленного населения ложится на поезда.

Китайские поезда, на наш взгляд, удобнее отечественных. Вместо привычных нам двух полок и боковушек, вы, войдя в вагон, увидите три полки. Неудобство проживания на третьей полке (весьма сомнительное) компенсируется другими удобствами.

Вечная беда «длинномерных» пассажиров наших поездов — пересчитывание всех проходящих мимо своими ступнями — в китайском поезде вам не грозит: там ноги в проход не торчат!

(Кстати, цена билета варьируется в зависимости от того, на какой полке вы спите, например, разница в цене на верхнюю и среднюю полку составляет 11 юаней в поезде Пекин — Харбин.)

 

Приятной неожиданностью для нас, путешествующих плацкартным вагоном, были кондиционер и электронное табло, на котором периодически возникала информация на китайском и английском языках о времени в пути, температуре воздуха «за бортом» и название очередной станции.

К явным плюсам китайских поездов можно отнести  наличие, кроме двух туалетов, и отдельного умывальника на две персоны. Поэтому человек с расстроенным желудком при всем желании не может оставить весь вагон неумытым, как это периодически происходит у нас.

Но хочу предупредить — когда вы проснетесь утром, не нежьтесь на полке, наслаждаясь видом китайских ландшафтов, а бегом умываться! Потом, чистый и умытый, с высоты своей полки вы будете наблюдать вереницы пассажиров, бредущих из вагона в вагон в надежде найти источник с водой.

В китайских поездах вода в умывальнике и туалетах всегда очень быстро заканчивается: отдельные товарищи имеют дурную тенденцию, уходя, оставлять кран открытым. А воды в резервуарах не так много, как кажется поначалу.

При посадке в вагон у вас заберут билет и дадут пластмассовый жетон, по прибытии произойдет обратная процедура. Главное! Сохраняйте свой билет: из здания вокзала выпускают только при его предъявлении.

Так как в Китае безработица, а работа проводника престижна, то, скорее всего, вы будете путешествовать в чистом, опрятном вагоне, однако чисто не там, где убирают, а там, где не сорят, тут уж многое зависит от того, каковы представления о чистоте у ваших соседей по вагону (увы, но они несколько отличаются от наших: широким купеческим жестом смахнуть объедки со столика на пол для китайца обычное дело) и от класса вагона (в Китае несколько видов плацкартных вагонов, и не во всех убирают постоянно).

Один малоприятный нюанс: в поезде Пекин — Харбин вам придется провести ночь на постельном белье не первой свежести, первая свежесть досталась пассажиру рейса Харбин — Пекин (скорее всего, поезд комплектуется в Харбине, и в Пекине белье не меняют).

Не поленитесь взять с собой простыню! Кстати, поезда — едва ли не единственное место, где вы можете поспать на подушке, набитой рисовой шелухой. Это традиционные для китайцев подушки, и, по утверждению китайской медицины, они очень полезны, так как хорошо массируют голову в отличие от пуховых.

Но пока мы обсуждали достоинства китайских умывальников и подушек, наш поезд подошел к столице провинции Хэйлунцзян городу Харбину, который именуют также и «Ориентальным Парижем», и «Жемчужиной на шее лебедя».

«Капитана» — так еще недавно обращались к русским на том странноватом русско-китайском наречии, на котором разговаривали друг с другом разнонациональные жители Харбина.

 
Велорикша

Заметка девятая: дитя двух империй


Стоя на берегу реки,
Учитель сказал:
«Все уходит, как эти воды,
всякий день и всякая ночь».

(Высказывание, приписываемое Конфуцию)


Помню, в первый день пребывания в Китае я ужасно устал быть слепоглухонемым. Пользы от моего английского было ровно столько же, сколько, скажем, от суахили.

Речь, слух и зрение любого пришельца в Китае утрачивают большинство своих функций — ты ничего не можешь никому втолковать, тебя никто не понимает, а на любое объявление или вывеску, написанные иероглифами (а других здесь не держат), ты смотришь, как на пресловутые новые ворота.

Поэтому, когда в номере гостиницы в Харбине раздался звонок, трубку я поднял, уже заранее нервно посмеиваясь.

Но из трубки неожиданно раздался голос пожилой женщины, говорившей на чистом русском языке: «Здравствуйте, я ваша переводчица, меня зовут Наташа. Если вам нужна помощь, не стесняйтесь, спрашивайте...»

Через несколько минут разговора я заинтересовался национальностью своей невидимой собеседницы: с одной стороны, она говорила свободно и без малейшего акцента, но с другой — было в ее речи что-то неправильное, необычное. Плюнув на деликатность, я осведомился:

— Наташа, простите, а вы китаянка или русская?
— Китаянка.
— Тогда вы просто превосходно говорите по-русски. В каком институте вы его изучали?
— На улице. Я выросла в русском районе Харбина, и мы с сестрой одинаково хорошо говорили и по-китайски, и по-русски.

И тут я наконец-таки уловил, что смущало меня в речи моей собеседницы, — она говорила на русском языке начала века, без привычных нам неологизмов, жаргонизмов, аббревиатур и прочих прелестей перепаханного в двадцатом столетии русского языка, который в Харбине «законсервированным» дожил до конца столетия.

Так я впервые в своей жизни столкнулся с русским Харбином.

Просто удивительно, насколько легко мы относимся к собственной истории. В США, похоже, любой мало-мальски значимый эпизод американской истории уже многократно экранизирован, беллетризирован и обсужден в телевизионных ток-шоу.

Знания же большинства россиян о Харбине ограничиваются фразой «Харбин — это бывший русский город». Столетие этого города (а он был основан в 1898 г.) прошло в России практически незамеченным. Между тем антуража истории Харбина хватило бы на десятки фильмов и романов.

Кстати, настоятельный совет: если вам случится быть в Китае, не надо в беседе с китайцами кичиться знанием своей истории и через предложение повторять, что Харбин — это бывший русский город.

Как правило, китайцы это сами знают, несмотря на то, что официальная версия совершенно иная. И, скорее всего, никто не будет восхищаться вашей образованностью.

Гораздо более вероятен вариант, при котором вы услышите запальчивое мнение о том, что если уж на то пошло, то вообще вся территория до Амура — это исконно китайские земли, которые Россия обманом захватила в прошлом веке и т. п.

Единственный случай, когда мы в разговоре с китайцами таки упомянули о прошлом Харбина, произошел в Пекине на всем известном рынке Ябаолу.

Очень бойко щебетавший по-русски торговец, услышав, что мы из Владивостока, почел своим долгом заявить, что «Хайшинвей» (Владивосток) — это китайский город. Однако гегемонистские настроения сына Поднебесной быстро исчезли после ответного заявления о том, что в таком случае Харбин — город русский. Но это к слову.

 
Китай густо заселен. Даже на воде.

Китай густо заселен. Даже на воде.
 
Своим возникновением город Харбин обязан строительству КВЖД, то есть Китайско-Восточной железной дороги.

Эта дорога, проходившая по территории Маньчжурии (Северо-Восточного Китая), была построена Россией в 1897 — 1903 гг. по русско-китайскому договору 1896 года, но на самом деле эта история началась раньше.

Во второй половине прошлого века Россия получила во владение новые земли — Приморье и Приамурье. Это были исключительно богатые земли, но управление ими было сильно затруднено.

Достаточно сказать, что для того, чтобы подданным Российской империи просто попасть в эту часть России, необходимо было либо совершить морское путешествие вокруг Европы, Африки и всей Азии, либо отважиться на многомесячный путь по континенту. (У крестьян-переселенцев дорога в среднем занимала два года, а кое-кто добирался и 6 — 7 лет.)

Именно поэтому в конце XIX века в недрах петербургской администрации родился проект строительства Транссибирской железнодорожной магистрали, которая должна была соединить европейскую Россию и Дальний Восток.

Однако если вы посмотрите на карту, то увидите, что участок российско-китайской границы от Читы до Владивостока довольно сильно врезается в российскую территорию.

Если тянуть рельсы по границе, то пришлось бы делать довольно большой крюк, причем по территории, не самой удобной для железнодорожного строительства. Вот тогда и родилась идея — «срезать» путь, проведя часть Транссиба по территории Китая.

Международное положение Китая в это время оставляло желать лучшего. В разгаре было восстание тайпинов, да и великие державы очень активно обозначали свое присутствие в Срединном государстве, отхватывая куски Китая в аренду.

Для реализации возникшей идеи Россия в конце XIX века провела блестящую дипломатическую операцию, и китайское правительство согласилось отдать территорию, необходимую для постройки дороги (вместе с «полосой отчуждения», которая составляла сотни квадратных километров) в аренду России на сто лет.

Так что, если бы не перипетии, произошедшие в обеих странах в XX веке, то в преддверии 14 июля 1983 года на площади Тяньаньмэнь вполне могли бы установить часы, отсчитывающие время до передачи Китаю еще не Гонконга, но «полосы отчуждения КВЖД».

Чтобы быстрее управиться с постройкой дороги (территорию-то дали всего на 100 лет и тянуть не следовало!), решено было ее строить сразу в обе стороны от одного центра, который должен был находиться где-то посредине.

Опорным пунктом строительства КВЖД было выбрано место пересечения будущей дорогой реки Сунгари, где стояло несколько фанз, в которых жили китайцы и маньчжуры. Здесь и появился город Харбин.

Да, Харбин — город удивительный, можно сказать, это — уникальный опыт в истории Российской империи. История его возникновения роднит его с Санкт-Петербургом, который тоже возник на пустом месте «по высочайшему повелению».

Но дух города, его, как сейчас модно выражаться, аура, была несколько иной, не северной, а южной, более экзотичной и красочной. Харбин был дитя двух великих империй, двуязычный и двунациональный.

Возникший на стыке культур, Харбин был невероятно экзотичен — варьете соседствовали с китайскими театрами теней, трактиры — с опиумокурильнями, а извозчики мчались по улицам, молодецким свистом разгоняя рикш.

Взаимное культурное проникновение было тотальным, вплоть до вредных привычек. Китаянки жаловались, что их мужья сильно пристрастились к водке, а русские путейские инженеры просаживали жалованье, играя в «мажан» (искаженное «мэй-джонг», китайское домино).

В городе всегда отмечали и китайские, и русские праздники (впоследствии это положение было официально закреплено), поэтому, к примеру, Новый год в Харбине встречали дважды — сперва русские строили на Рождество ледяные горки, а позже китайцы фейерверками и огнями приветствовали весну, отмечая Новый год по лунному календарю.

А если учесть, что, кроме русских и китайцев, в Харбине были большие — кстати, характерные для больших российских городов — землячества поляков, евреев, армян, грузин, татар (в Харбине жили люди 28 национальностей) и православные соборы и буддистские храмы дополнялись католическими костелами и синагогами, то можно представить, какое вавилонское смешение языков представлял собой Харбин.

Полоса КВЖД была своего рода «государством в государстве» — она была занята царскими войсками, там действовали русские власти и русские законы. Но это определение относится не только к Китаю, но и к России.

Даже когда в результате известных событий империя Российская сменилась Первым в мире Государством рабочих и крестьян с кратким названием «СССР», харбинцы продолжали жить по-прежнему, и эмигранты, приезжающие в город (а Харбин был восточным центром русской эмиграции, мы как-то забываем, что гражданская война закончилась не в 1920 г. бегством Врангеля из Крыма, а в 1922 г. во Владивостоке), чувствовали себя вернувшимися в дореволюционную Россию.


 
Служба в армии и полиции — большая привилегия: всегда сыт, всегда одет. Теперь хорошо одет.
 
Служба в армии и полиции — большая привилегия: всегда сыт, всегда одет. Теперь хорошо одет.
 
Беженцы были буквально поражены жизнью русско-китайского города. И немудрено — КВЖД была довольно процветающим «государством».

С самого начала работникам КВЖД были установлены невиданно высокие в России оклады, и в Харбин быстро съехались лучшие представители российской технической интеллигенции.

Каждому служащему КВЖД, от высшего начальства до паровозного машиниста, была обеспечена квартира, причем служащие имели возможность выбирать жилье — это мог быть особняк или квартира в доме из нескольких квартир.

Кроме того, им было обеспечено бесплатное медицинское обслуживание, бесплатный проезд по дороге, бесплатные билеты на всю семью в любой конец страны раз в четыре года.

Ответственные работники КВЖД работали только до трех часов, а свободное время проводили в Железнодорожном собрании.

В городе существовали школы всех степеней, причем уровень «свободы и демократии» на КВЖД был невиданным для царской России.

В одной и той же гимназии учились сыновья стрелочников и отпрыски начальства, обучение было обязательным и бесплатным — дорога имела возможность приглашать лучших учителей.

Маленький пример: всякий юный кэвэжэдинец, закончивший школу, вне зависимости от национальности, знал три языка — русский, китайский и один из европейских.

Кроме среднего образования, КВЖД субсидировала и два высших учебных заведения — Харбинский политехнический институт и Юридический факультет. Харбинский политехнический вскоре стал известен во всем мире.

Много лет спустя, когда харбинцы разъехались по всему белу свету, высочайший уровень инженерной подготовки выпускников Харбинского политеха по достоинству оценили власти Австралии, Бразилии, США и других стран, и немудрено — русское техническое образование тогда считалось одним из лучших в мире.

Кстати, общество выпускников Харбинского политехнического существует до сих пор и выпускает журнал «Политехник».

В городе, возникшем на пустом месте, с невиданной ранее быстротой строятся не только жилые дома и административные здания, но и православные церкви (к середине 40-х годов в Харбине было 22 храма), банки, крупные торговые дома, больницы, метеостанция.

Из-за высокого уровня жизни и грамотности населения все новинки прогресса практически сразу же появлялись и в Харбине. Харбинцы одними из первых в России стали проводить вечера не только в театрах, но и в кинотеатрах, позже в Харбине появилась и своя киностудия (последняя картина на русском языке — «Мой соловей» — вышла в 1943 году).

Можно долго рассказывать о том, как харбинцы осваивали только что появившиеся гидропланы, рассекая воды Сунгари, и о многом другом, но ограничимся только двумя бытовыми примерами. В 1902 году в городе появились такси.

Это были первые такси в Азии. Харбин был одним из первых городов мира, где в 1903 году зазвенел телефон.

За свою не столь древнюю историю Харбин видел всякое, не раз переживал и бурные годы — русско-японская война, «боксерское восстание» в Китае, революция, гражданская война, волны эмигрантов, «конфликт на КВЖД 1928 года» — все это прокатилось по Харбину.

Харбинцам пришлось пережить и оккупацию — в 1932 году японские войска вошли в Харбин. Неподалеку от Харбина находился печально известный концентрационный лагерь, где японцы испытывали бактериологическое оружие, прививая людям чуму, холеру и другие смертельные болезни (кстати, японцев в Китае не любят до сих пор; мой друг, проживший в Китае много лет, признался, что не встречал китайца, который относился бы к ним хотя бы равнодушно).

Полной мерой по Харбину прошла и вторая мировая война. Кстати, в 1945 году во время разгрома Квантунской армии высадившиеся рядом с Харбином десантники Первого Дальневосточного фронта получили неожиданную поддержку жителей города.

Отбив оружие у частей Квантунской армии и армии Маньчжоу-Го, «отряды обороны» харбинцев, многие из участников которых вспомнили свое белоофицерское прошлое, еще до подхода Советской армии заняли ряд стратегических пунктов города — склады, мост через Сунгари и пр.

После освобождения Харбина часть русских вернулась на родину, часть уехала в Австралию, США, Южную Америку и другие страны, но многие остались в Харбине. Через несколько лет после победы, 1 октября 1949 года, была провозглашена Китайская Народная Республика.

Вскоре после этого советское правительство передало социалистическому Китаю все свои права, касающиеся КВЖД. «Заграничные владения» России прекратили свое существование задолго до отпущенного им срока. Харбин стал китайским городом.

Но история русского Харбина на этом не закончилась. В 1966 году в КНР началась «культурная революция». А если вспомнить, что в то время Советский Союз и Китайская Народная Республика балансировали на грани войны, станет понятно, что русский Харбин был обречен. Так оно и случилось.

Почти все русские церкви были закрыты, тогда же хунвэйбины по бревнышку разнесли построенный в 1899 году кафедральный собор Николая Чудотворца — один из крупнейших в мире деревянных храмов.

Были разрушены памятники на Старом кладбище, а камень и мрамор с русских могил были использованы городскими властями на укладку новой набережной Сунгари.

Но справедливости ради стоит отметить, что, несмотря на все перипетии советско-китайских отношений, ни один из памятников советским воинам-освободителям, поставленных в Северном Китае (в том числе и в Харбине), не был разрушен, они до сих пор находятся в целости и сохранности и весьма ухожены.

Именно во время культурной революции из Харбина уехали практически все последние русские. Остались только те, кому не к кому и некуда было ехать.

 
Экскурсия монахинь  по Великой Стене.
 
Экскурсия монахинь по Великой Стене.
 
Так была перевернута эта страница нашей истории. Но что оставил после себя русский Харбин?

Общеизвестно, что «камни живут дольше, чем люди», а архитектура — «искусство, которое выше времен». Но старому Харбину не повезло — от него осталось немного.

Есть несколько причин этого, но наиболее значимой оказалась одна, о которой скажем несколько подробнее.

Русские из Харбина ушли, но в нем остались китайцы, а им надо было жить дальше. Исход русских совпал по времени с китайским «демографическим взрывом».

Городское население в Китае растет гораздо быстрее сельского.

Уровень жизни в городах традиционно выше, чем в деревне, и, несмотря на все усилия правительства, ограничивающие возможности «лимитчиков», они легальным и нелегальным путем проникают в города.

Естественно, всем этим людям необходима крыша над головой, поэтому у одноэтажного Харбина шансов уцелеть фактически не было.

С течением времени и у старого многоэтажного Харбина таких шансов оставалось все меньше и меньше — все китайские города ударными темпами застраиваются небоскребами.

Сейчас Харбин большей частью типичный китайский город. Однако неверно было бы считать его обычным провинциальным городом КНР. Харбин перестал быть «государством в государстве», но от этого не стал менее процветающим.

Он просто сменил облик. Сейчас Харбин — один из наиболее развитых и известных китайских городов, седьмой город КНР по численности населения. Кстати, весьма почитаемый как туристический объект и самими китайцами. «Восточная Москва» сменилась «северным Шанхаем».

Но все равно окончательно старый Харбин не исчез. К счастью, осталось одно место, где старый Харбин сохранился почти в неприкосновенности. Это сравнительно небольшой (1450 м длиной и 21 — 34 м шириной) участок проспекта Чжунъяндацзе, состоящий исключительно из зданий постройки конца XIX — начала XX века, их сохранилось более 30.

Неофициальное название этого участка, принятое повсеместно, — «Русская улица» (любопытно и несколько символично, что в начале века в русском Харбине эта улица называлась «Китайской»).

15 февраля 1997 года этот участок улицы был отдан в безраздельное владение пешеходов, а 13 зданий взяты под охрану государством.

Этот «Харбинский Арбат», упирающийся в набережную Сунгари и парк имени Сталина, сегодня — излюбленное место отдыха горожан.

Мощенный каменной брусчаткой, которая появилась в 1924 году, заповедник русского Харбина — идеальное место для неспешных прогулок.

Просто побродите, зайдите в летнее кафе, посидите, подумайте и вспомните о всех тех жителях Харбина, которые до вас гуляли по этой брусчатке — всемирно известных и не оставивших о себе памяти, композиторах и путейских инженерах, белых офицерах и советских разведчиках, вернувшихся на родину и уехавших на чужбину.

Но «Русской улицей» старый Харбин все-таки не исчерпывается. Однажды, гуляя по городу, вы совершенно случайно выйдете на площадь и замрете, пораженные Успенским собором, который нездешней красотой оттеняет современные универмаги и рекламные щиты с Джекки Чаном, призывающим покупать электронику.

Долгое время собор использовался как склад, но недавно городские власти его отреставрировали и разместили в нем музей архитектуры Харбина. «Эпизод русской истории» напомнит о себе и обликом, и названием одного из крупнейших харбинских универмагов «Чу-лин».

Это название не может перевести ни один из приезжих китайцев. И немудрено — раньше здесь размещался магазин «Торгового дома Якова Чурина».

Неподалеку располагается почти полностью скрытая деревьями православная церковь Покрова Богоматери. Церковь действующая. Построенная в 30-х годах, она была восстановлена и открыта осенью 1984-го.

На сегодняшний день — это единственный действующий православный храм на территории Китайской Народной Республики, и верующие русские, постоянно живущие в Китае (работники представительств компаний, посольства, студенты и т. п.), сюда приезжают даже из Пекина.

Церковь очень бедная — икон настолько мало, что иконостас даже не закрывает алтарное пространство; большинство икон было собрано у прихожан, которых осталось чуть больше 200 человек, что для многомиллионного Харбина — капля в море.

Из них этнических русских меньше десятка, причем все они очень преклонного возраста, от 70 до 90 лет. Особенно тяжелые времена церковь пережила после распада Союза, когда практически прекратилось финансирование, да и сейчас основной доход — это пожертвования туристов из СНГ.

Церковь является тем центром, который стягивает всех тех, кто так или иначе связан с русской страницей истории Харбина. Сегодня подавляющая часть харбинской паствы — это метисы, дети русско-китайских браков и их потомки.

Таких браков заключалось немного, основная масса их пришлась на время гражданской войны. Старожилы рассказывают, что женщины, бежавшие из России, особенно потерявшие мужей, часто оказывались в Харбине без денег, без крыши над головой. Вот и прислонялись к китайцам.

 
Молящиеся в храмах втыкают пучки благовонных палочек в песок,  и ароматный дымок доносит их просьбы Небу.
 
Молящиеся в храмах втыкают пучки благовонных палочек в песок, и ароматный дымок доносит их просьбы Небу.
 
Несмотря на свою малочисленность, потомки смешанных браков не растворились в массе китайского населения и до сих пор стараются жить «своим кругом» — ходят в церковь, крестят детей, а когда подходит время играть свадьбу, выдать замуж и женить детей стараются на таких же «полукровках».

Возможно, это происходит оттого, что, практически не отличаясь внешне от китайцев, они всегда воспринимались как «чужие».

Фразу «Для китайцев мы всегда были иностранцы — лаомаоцзы» можно услышать почти от любого метиса.

Однако, судя по всему, растворение метисов в китайском этносе — вопрос времени.

Выросло уже третье поколение, которое большей частью очень плохо говорит по-русски и Россия для них не более чем отвлеченное понятие.

Татьяна, тридцатилетняя полукровка, родившаяся и выросшая в Иркутске, 8 лет назад перебралась к родственникам в Харбин и открыла здесь свое дело.

Она убеждена: «Все здесь держится на старушках. Уйдут они — и все! Потому что не только мои ровесники, но и их мамы и папы большую часть жизни русский язык слышали только в семье».

И, пожалуй, она права. Русский Харбин действительно уходит, и нам, похоже, посчастливилось застать последних русских харбинцев.

Потому что даже 79-летняя метиска Вера Васильевна Королюк (Тян), всю свою жизнь обучавшая китайцев своему родному русскому языку (хотя России не видела ни разу), при прощании стеснительно спросила нас: «А вы, случайно, не привезли с собой сыру или селедки? В Китае их просто нет, я уже и вкус их забывать стала, а дети с внуками, наверное, и есть не будут...»

Вот и все, мы прощаемся с русским Харбином. Прощание получилось немного грустным, но «все уходит, как эти воды...»

Прощаемся с городом, где еще в нашем веке улицы носили названия Пекарская, Конная, Биржевая, Ямская; где родился вальс И. А. Шатрова «На сопках Маньчжурии»; с городом, на сценах которого выступали А. Вяльцева, В. Панина, Л. Собинов, В. Комиссаржевская, Ф. Шаляпин, где долго жил А. Вертинский; где когда-то ходил в школу юный уроженец Владивостока Юлька Бриннер, который тогда еще и не предполагал, что станет суперзвездой Голливуда и любовником Мерилин Монро, а мальчишки его бывшей родины, посмотрев «Великолепную семерку», будут, подражая ему, бриться наголо; где создавал свой джаз юный Олег Лундстрем; город, в котором до сих пор любят сибирские пельмени, где пиво варят по старым русским рецептам и ежегодно под Новый год прилежно строят ледяные городки.

Вернемся к нынешнему Харбину — китайскому, который перестал быть центром русских зарубежных владений, но остался центром Маньчжурии (именно так раньше называлась та часть Китая, где мы сейчас находимся.

Любопытные читатели могут заинтересоваться — как город, основанный чуть более 100 лет назад, смог стать центром не самой маленькой части Китая? Для этого нам опять придется открутить ленту времени назад.



 
  
Заметка десятая: о растворителях, сегрегации и косах

Статус Маньчжурии в Китае прошлого века был особенным. Последней правящей династией в Китае была маньчжурская династия Цинь.

В 1644 году китайская династия Мин была свергнута, и Поднебесная империя была завоевана северным соседом (не подумайте плохого, не Россией) — Маньчжурией.

Судя по всему, маньчжуры неплохо знали китайскую историю, и их сильно заботило одно обстоятельство.

Китай на протяжении его многотысячелетней истории неоднократно завоевывали, но все завоеватели, к какой бы национальности они не принадлежали, заканчивали одинаково — все они становились китайцами.

Образно говоря, Китай является универсальным растворителем, в котором без остатка исчезают все попавшие туда инородные элементы.

Маньчжур на момент завоевания было 300 тысяч, а в их руках оказалась страна, население которой насчитывало 300 миллионов. Неудивительно, что Цинская династия последовательно проводила политику разделения маньчжур и китайцев.

Межнациональные браки были запрещены под страхом самого сурового наказания. Сегрегация проводилась и на профессиональном уровне.

Маньчжуры никогда не занимались земледелием и торговлей, да и любым производительным трудом, считая его позорным для себя. Единственное, на что они соглашались — быть чиновниками или служить в армии.

Завоеватели усиленно внедряли и свои представления о прекрасном, в частности, о прическах. Все китайцы, в знак покорности маньчжурам, были обязаны переднюю половину головы брить, а волосы на темени заплетать в косу.

Косы использовались самым причудливым образом — например, глава семейства порол ею детей, а полицейский, поймавший правонарушителей, первым делом связывал им косы между собой и только потом вел в участок.

Тем же, кто не желал следовать моде и отказывался носить косу, доказывали их неправоту самым простым способом: рубили не обремененную косой голову. Сами маньчжуры кос не носили и презрительно называли их «свиной хвост».

Естественно, была и географическая сегрегация. Территория Маньчжурии, те самые «маньчжурские сопки», являлась неприкосновенным запасом, родовыми землями маньчжурского императорского дома, на которых китайцам селиться было запрещено.

Китайцы селились там только нелегально. Лишь в 1878 году были отменены все указы и постановления, запрещавшие или ограничивающие переселение китайцев в Маньчжурию.

Таким образом, по сути, китайская колонизация Маньчжурии по времени совпала со строительством КВЖД, и Харбин оказался первым городом в землях маньчжур.

А маньчжуры все-таки кончили, как и все завоеватели Китая, — растворитель сделал свое дело. Они потеряли места компактного проживания (маньчжуры рассеяны по всей территории Китая) и язык (сейчас маньчжуры говорят только на китайском).

Кстати, китайский язык заслуживает отдельного разговора.

В избранное (0) | Ссылка на статью | Просмотров: 15055 | Версия для печати

Добавить комментарий
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.